Тел.+ 357 95 15 88 55

«Любил налево и направо Он в зимний вечер прометнуть»


Дмитрий Лесной

 «Любил налево и направо

Он в зимний вечер прометнуть»

(М.Ю. Лермонтов. «Тамбовская казначейша»)

Русскую литературу невозможно представить себе без карточной игры.

Пушкин «Пиковая дама». Гоголь «Игроки». Лермонтов «Штос», "Маскарад" и «Тамбовская казначейша». Некрасов «Преферанс и солнце». Достоевский «Игрок». Леонид Андреев «Большой шлем». Это далеко не полный список произведений, целиком посвященных теме игры.

А сколько прекрасных эпизодов, образов, характеров, метафор, связанных с игрой, рассыпано в других текстах классиков. Многие из авторов сами были игроками. Но и это не главное. Мимо темы игры не должен проходить (и не прошёл) ни один значительный исследователь Духа и души человеческой, потому что в игре человек обнажается – проявляет самые потаенные свойства своей натуры.

Сразу после выхода в свет моей энциклопедии «Игорный Дом» газета «Книжное обозрение» предложила мне вести рубрику «Читая Пушкина», где сцены карточной игры были бы прокомментированы экспертом. Вы не представляете, насколько может измениться образ человека, когда ближе познакомишься с его игроцкой биографией.

...С. Д. Полторацкий несколько раз просил у Пушкина писем к нему Рылеева, чтобы списать их. Пушкин всё отказывался, обещаясь подарить ему самые письма. Раз за игрою Полторацкий ставил 1000 р. асс. и предлагал против этой суммы поставить письма Рылеева. В первую минуту Пушкин было согласился, но тотчас же опомнился, воскликнув: «Какая гадость! Проиграть письма Рылеева в банк! Я подарю вам их!»...

 Подпись: А.И. Герцен. Полярная звезда на 1861 год. Лондон, 1861, стр. 33. Цит. по Б. Модзалевскому. Письма. Т. II. Гос. изд., 1927, стр. 248.

 ...Пушкин, во время пребывание своего в Южной России, куда-то ездил за несколько сот вёрст на бал, где надеялся увидеть предмет своей тогдашней любви. Приехал в город он до бала, сел понтировать и проиграл всю ночь до позднего утра, так что прогулял и все деньги свои и бал, и любовь свою.

Подпись: кн. П.А. Вяземский. Старая записная книжка.

...У Пушкина был дальний родственник некто Оболенский, человек без правил, но не без ума. Он постоянно вёл игру. Раз Пушкин в Петербурге (жил тогда на Чёрной речке; дочери его Марье было тогда не более 2 лет) не имел вовсе денег; он пешком пришёл к Оболенскому просить взаймы. Он застал его за игрою в банк. Оболенский предлагал ему играть. Не имея денег, Пушкин отказывался, но принимает вызов Оболенского играть пополам. По окончании игры Оболенский остался в выигрыше большом и по уходе проигравшего, отсчитывая Пушкину следующую ему часть, сказал: «Каково! Ты не заметил, ведь я играл наверное!» Как ни нужны были Пушкину деньги, но услышав это, он, как сам выразился, до того пришёл вне себя, что едва дошёл до двери и поспешил домой.

Подпись: П.В. Нащокин по записи Бартенева. Рассказы о Пушкине, 46.

Нужно ли комментировать? Не взял долю с игры, когда узнал, что она велась «наверное», то есть наверняка, с применением шулерских приёмов. Полторацкий не предложил бы поставить на кон письма Рылеева, если бы у Пушкина ещё оставались деньги. К этому моменту Пушкин всё проиграл и сидел зрителем. Я могу легко представить себе его состояние («замазка», желание отыграться). Предложенная цена невероятно высока – 1000 рублей ассигнациями. Но честь – дороже! Живём-то по гамбургскому счёту. Какая гадость! Проиграть письма Рылеева в банк! Давайте лучше я вам их подарю! Поступок? Несомненно!

Всегда боюсь превосходных степеней. Затрудняюсь назвать пять лучших книг про игру.

Здесь позволю себе небольшое отступление. Редакция журнала «Что читать» попросила назвать 5 лучших книг об азартных играх. Что есть азартная игра? Вероятно, не футбол и не шахматы. То есть, книгу Ежи Гижицкого «С шахматами через века и страны» называть нельзя?

А если в шахматы играть на деньги, это азартная игра? Заглянем в словари.

АЗАРТНЫЕ ИГРЫ,

род игр, в которых выигрыш зависит главным образом от случая, везения и в гораздо меньшей степени – от умения игрока. Не случайно, азартные игры назывались в старину роковыми или отважными играми. Первым законодательным разделением игр на азартные и не азартные можно считать римский закон Lex aleatoria. В России первое разделение игр на азартные (запрещённые) и «разрешительные» или «степенные» находим в указе Елизаветы Петровны от 16 июня 1761 г. К азартным играм относятся практически все без исключения банковые игры: штос, банк, очко, орлянка, чёт-нечет, рулетка, лотерея. Для сравнения: в коммерческих играх – преферанс, бридж, покер и др. – выигрыш зависит в большей мере от искусства игрока, чем от везения.

Этимология: от итал.: azzardo – риск; giochi d'azzardo – азартные игры, через франц.: hasard – случай, случайность; un jeu de hasard – азартная игра. Слово азарт пришло в европейские языки: итальянский, французский – из арабского: az zahr – игра в кости. Зар (zahr) – это игральная кость, шестигранный кубик. В русском языке XIX века писалось и произносилось «азард». В XVIII веке – газарт.

 

Пытаюсь отвоевать себе право упомянуть книги не только об азартных, но и о других играх. Например, игра винт в повести Леонида Андреева «Большой шлем» не имеет ничего общего с азартными играми. Это предшественник игры бридж, признанной сегодня олимпийским видом спорта.

Кого-то из великих (кажется, Эйнштейна) спросили, сколько книг должен прочитать человек за свою жизнь. Тот ответил: десять. Вопрошающий воодушевился и спросил, какие 10. Ответ его разочаровал: у каждого человека – это свои десять книг. А чтобы понять, какие именно 10 тебе стоило прочитать, приходится перелопатить гораздо больше книг.

  1. Книга, без которой невозможно постигнуть место игры в человеческой жизни и смысл этого феномена, – Йохан Хёйзинга «Homo Ludens. Человек играющий».

Её трудно читать. Это серьёзный труд выдающегося учёного. Но я поставил эту книгу на первое место в своём списке. В предисловии автор пишет:

При вступлении в должность ректора Лейденского университета в 1933 г. я посвятил этой теме инаугурационную речь под названием: Over de grenzen van spel en ernst in de cultuur [О границах игры и серьезности в культуре]. Когда я впоследствии дважды ее перерабатывал – сначала для научного сообщения в Цюрихе и Вене (1934 г.), а потом для выступления в Лондоне (1937 г.), я озаглавливал ее соответственно Das Spielelement der Kultur и The Play Element of Culture [Игровой элемент культуры]. В обоих случаях мои любезные хозяева исправляли: in der Kultur, in Culture [в культуре] – и всякий раз я вычеркивал предлог и восстанавливал форму родительного падежа. Ибо для меня вопрос был вовсе не в том, какое место занимает игра среди прочих явлений культуры, но в том, насколько самой культуре присущ игровой характер.

Вся культура, по Хёйзинге, вытекает из игры и является формой игры. Политика, бизнес, искусство… Вся наша жизнь – игра. Гениальный поэт понял это на образном уровне, а учёный обосновал и вывел, как дважды два.

Себя я считаю учеником Хёйзинги и служителем в храме Игры.

  1. Николай Васильевич Гоголь «Игроки». Величайшая книга всех времён и народов про игроков (в том значении, что у Даля выражено в поговорке «Игрок – кум вору»). Сюжет достаточно простой. Но как сделано! Иногда я думаю, что если бы Николай Васильевич знал десятую часть реальных историй, случившихся в моей жизни, он позавидовал бы мне белой завистью.

Ихарев: А что, господа, покамест спор о священных обязанностях, не засесть ли нам в банчик?

Да не только «Игроки». Помните, что сказано в «Мёртвых душах» про Ноздрёва? Что он родного отца хотел продать или, еще лучше, проиграть в карты.

Э-эх! Дотянуться бы.

  1. Робер-Уден. Разоблачение плутовства греков. Плутовской роман. Читается на одном дыхании.
  2. Фёдор Михайлович  Достоевский. Игрок. Он всё знал! Он сам это выстрадал. Писал за долги, наспех, иногда путался в математических расчётах выплат на рулетке. Он сам был азартный игрок, про которых говорят: без руля и без ветрил, шпарит по бездорожью. Самое полное представление о Достоевском-игроке дают выдержки из его писем жене:

Ф.М. Достоевский – А.Г. Достоевской

(Hombourg. 18 мая 1867, 10 часов утра. Суббота.)

...Здравствуй, Ангел мой, Аня... А тут игра, от которой оторваться не мог. Можешь представить, в каком я был возбуждении. Представь же себе: начал играть ещё утром и к обеду проиграл 16 империалов. Оставалось только 12 да несколько талеров. Пошёл после обеда с тем, чтобы быть благоразумнее до нельзя и, слава Богу, отыграл все 16 проигранных да сверх того выиграл 100 гульденов. А мог бы выиграть 300, потому что уже были в руках, да рискнул и спустил. Вот моё наблюдение, Аня, окончательное: если быть благоразумным, то есть быть как из мрамора, холодным и нечеловечески осторожным, то непременно, без всякого сомнения, можно выиграть сколько угодно. Но играть надо много времени, много дней, довольствуясь малым, если не везёт, и не бросаясь насильно на шанс. Есть тут один...: он играет уже несколько дней, с ужасным хладнокровием и расчётом, нечеловеческим (мне его показывали), и его уже начинает бояться банк: он загребает деньги и уносит каждый день по крайней мере 1000 гульденов. – Одним словом, постараюсь употребить нечеловеческое усилие, чтоб быть благоразумнее, но, с другой стороны, я никак не в силах оставаться здесь несколько дней. Безо всякого преувеличения, Аня: мне до того уже всё противно, то есть ужасно, что я бы сам собой убежал...

...А между тем это наживание денег даром, как здесь (не совсем даром: платишь мукой), имеет что-то раздражительное и одуряющее, а как подумаешь, для чего нужны деньги, как подумаешь о долгах и о тех, которым кроме меня надо, то и чувствуешь, что отойти нельзя. Но воображаю же муку мою, если я проиграю и ничего не сделаю: столько пакости принять даром и уехать ещё более нищему, нежели приехал...

Ф.М. Достоевский – А.Г. Достоевской

(Hombourg. Воскресенье 19 мая 1867, 10 часов утра.)

...День вчера был для меня прескверный. Я слишком значительно (судя относительно) проигрался. Что делать: не с моими нервами, ангел мой, играть. Играл часов десять, а кончил проигрышем. Было в продолжение дня и очень худо, был и в выигрыше, когда счастье переменялось – всё расскажу, когда приеду. Теперь на оставшиеся (очень немного, капелька) хочу сделать сегодня последнюю пробу...

...Употреблю последние усилия. Видишь: усилия мои каждый раз удаются, покамест я имею хладнокровие и расчёт следовать моей системе; но как только начнётся выигрыш, я тотчас начинаю рисковать, сладить с собой не могу; ну что-то скажет последняя сегодняшняя проба. Поскорей бы уж...

...P.S. Подробностей сколько выиграл, сколько проиграл не пишу; всё расскажу при свидании. Одним словом, покамест плохо...

Ф.М. Достоевский – А.Г. Достоевской

(Hombourg. Понедельник 20 мая 1867, 10 часов утра.)

...Веришь ли: я проиграл вчера всё, всё до последней копейки, до последнего гульдена, и так и решил писать тебе поскорей, чтоб ты прислала мне денег на выезд. Но вспомнил о часах и пошёл к часовщику их продать или заложить. Здесь это ужасно всё обыкновенно, то есть в игорном городе. Есть целые магазины золотых и серебряных вещей, которые только тем и промышляют. Представь себе, какие подлые эти немцы: он купил у меня часы, с цепочкой (стоили мне 125 руб. по крайней цене) и дал мне за них всего 65 гульденов, то есть 43 талера, то есть почти в 2,5 раза меньше. Но я продал с тем, чтоб он дал мне одну неделю срока и что, если я в течение недели приду выкупить, то он мне отдаст, разумеется с процентом. И представь себе, на эти деньги я всё-таки отыгрался и сегодня пойду сейчас выкупить часы. Затем у меня останется 16 фридрихсдоров. Я отыграл их тем, что переломил себя вчера и решительно не давал себе увлекаться. Это даёт мне некоторую надежду. Но боюсь, боюсь. Что-то скажет сегодняшний день...

Ф.М. Достоевский – А.Г. Достоевской

(Hombourg. Вторник 21 мая 1867, 10 часов утра.)

...Милый мой ангел, вчера я испытал ужасное мучение: иду, как кончил к тебе письмо, на почту, и вдруг мне отвечают, что нет от тебя письма. У меня ноги подкосились...

...С час я ходил по саду, весь дрожа; наконец, пошёл на рулетку и всё проиграл. Руки у меня дрожали, мысли терялись и даже проигрывая почти как-то рад был, говорил: пусть, пусть. Наконец, весь проигравшись (а меня это даже и не поразило в ту минуту), ходил часа два в парке, Бог знает куда зашёл; я понимал всю мою беспомощность; решил, что если завтра, то есть сегодня, не будет от тебя письма, то ехать к тебе немедленно. А с чем? Тут я воротился и пошёл опять заложить часы...

...закладные за часы почти проиграл, всего у меня теперь двадцать пять флоринов, а надо расплатиться в отеле, надо заплатить за дорогу...

...Слушай же: игра кончена, хочу поскорее воротиться; пришли же мне немедленно, сейчас как получишь это письмо, двадцать (20) империалов. Немедленно, в тот же день, в ту же минуту, если возможно. Не теряй ни капли времени. В этом величайшая просьба моя...

...А главное, спеши послать. Завтра или послезавтра подадут в отеле счёт, и если не будет ещё денег от тебя, надо идти к хозяину извиняться, тот, пожалуй, пойдёт в полицию: избавь меня от этого мучения, то есть высылай скорее...

...Ради Бога, давай банкиру адрес точнее, Hombourg, а не Hambourg, напиши адрес на бумаге. Буду ждать с нетерпением. Получив же, сразу приеду...

...P.S. Ради Бога, торопись с деньгами. Поскорей бы только отсюда выехать! Деньги адресуй poste restante. Замучил я тебя, ангел мой!..

В дневнике жены Достоевского сохранилась запись об этом письме: «...Я уже приготовилась к содержанию письма, именно, что всё проиграно и что надо послать деньги, так что оно меня нисколько не удивило. Но я была очень рада и счастлива, что Федя так меня любит, что он так испугался, когда не получил моего письма.» (А.Г. Достоевская. Воспоминания).

Ф.М. Достоевский – А.Г. Достоевской

(Hombourg. Среда 22 мая 1867, 10 часов утра.)

...Прости меня, ангел мой, но я войду в некоторые подробности насчёт моего предприятия, насчёт этой игры, чтоб тебе ясно было, в чём дело. Вот уже раз двадцать подходя к игорному столу, я сделал опыт, что если играть хладнокровно, спокойно и с расчётом, то нет никакой возможности проиграть! Клянусь тебе, возможности даже нет! Там слепой случай, а у меня расчёт, следственно, у меня перед ними шанс. Но что обыкновенно бывало? Я начинал обыкновенно с сорока гульденов, вынимал их из кармана, садился и ставил по одному, по два гульдена. Через четверть часа, обыкновенно (всегда) я выигрывал вдвое. Тут-то бы и остановиться, и уйти, по крайней мере до вечера, чтоб успокоить возбуждённые нервы (к тому же я сделал замечание (вернейшее), что я могу быть спокойным и хладнокровным за игрой не более как полчаса сряду). Но я отходил только чтоб выкурить папироску и тотчас же бежал опять к игре. Для чего я это делал, зная наверное почти, что не выдержу, то есть проиграю? А для того, что каждый день, вставая утром, решал про себя, что это последний мой день в Гомбурге, что завтра уеду, а следственно, мне нельзя было выжидать у рулетки. Я спешил поскорее, изо всех сил, выиграть сколько можно более, зараз в один день (потому что завтра ехать), хладнокровие терялось, нервы раздражались, я пускался рисковать, сердился, ставил уже без расчёту, который терялся, и – проигрывал (потому что кто играет без расчёту, на случай, тот безумец)...

...отправив тебе письма, с просьбою выслать деньги, я пошёл в игорную залу; у меня оставалось в кармане всего-навсего двадцать гульденов (на всякий случай), и я рискнул на десять гульденов. Я употребил сверхъестественное почти усилие быть целый час спокойным и расчётливым, и кончилось тем, что я выиграл тридцать золотых фридрихсдоров, то есть 300 гульденов. Я был так рад и так страшно, до безумия захотелось мне сегодня же поскорее всё покончить, выиграть ещё хоть вдвое и немедленнно ехать отсюда, что, не дав себе отдохнуть и опомниться, бросился на рулетку, начал ставить золото и всё, всё проиграл, до последней копейки, то есть осталось всего два гульдена на табак...

Играя помаленьку, каждый день, возможности нет не выиграть, это верно, верно, двадцать опытов было со мною, и вот, зная это наверно, я выезжаю из Гомбурга с проигрышем; и знаю тоже, что если б я себе хоть четыре только дня мог дать ещё сроку, то в эти четыре дня я бы наверно всё отыграл. Но уж конечно я играть не буду!..

Ф.М. Достоевский – А.Г. Достоевской

(Hombourg. 24 мая 1867. 10 часов утра.)

...Аня, милая, друг мой, жена моя, прости меня, не называй меня подлецом! Я сделал преступление, я всё проиграл, что ты мне прислала, всё, всё до последнего крейцера, вчера же получил и вчера проиграл! Аня, как я буду теперь глядеть на тебя, что скажешь ты про меня теперь! Одно, и только одно ужасает меня: что ты скажешь, что подумаешь обо мне? Один твой суд мне и страшен! Можешь ли, будешь ли ты теперь меня уважать! А что и любовь без уважения! Ведь этим весь наш брак поколебался. О, друг мой, не вини меня окончательно!..

...При наших и без того скверных обстоятельствах, я извёл на эту поездку в Гомбург и проиграл слишком 1000 франков, до 350 руб.! Это преступление!..

Да что теперь оправдываться. Теперь поскорей к тебе. Присылай скорей, сию минуту денег на выезд, – хотя бы были последние. Не могу я здесь больше оставаться, не хочу здесь сидеть. К тебе, к тебе скорее, обнять тебя...

...Десять империалов, то есть 90 с чем-то гульденов, чтоб только расплатиться и доехать. Сегодня пятница, в воскресенье получу и в тот же день во Франкфурт, а там возьму Schnellzug и в понедельник у тебя.

Ангел мой, не подумай как-нибудь, чтоб я и эти проиграл. Не оскорбляй меня уж до такой степени! Не думай обо мне так низко. Ведь и я человек! Ведь есть же во мне хоть сколько-нибудь человеческого. Не вздумай как-нибудь, не доверяя мне, сама приехать ко мне. Эта недоверчивость к тому, что я не приеду – убьёт меня. Честное тебе слово даю, что тотчас поеду, несмотря ни на что...

Ф.М. Достоевский – А.Г. Достоевской

(Воскресенье 6 октября 1867. Saxon les Bains. 7,5 часов вечера.)

...Аня, милая, я хуже чем скот! Вчера к десяти часам вечера был в чистом выигрыше 1300 фр. Сегодня – ни копейки. Всё! Всё проиграл! И всё оттого, что подлец лакей Hotel des Bains не разбудил, как я приказывал, чтоб ехать в 11 часов в Женеву. Я проспал до половины двенадцатого. Нечего было делать, надо было отправляться в 5 часов, я пошёл в 2 часа на рулетку и – всё, всё проиграл...

Ф.М. Достоевский – А.Г. Достоевской

(Saxon les Bains. Воскресенье 17 ноября 1867.)

...– Ах голубчик, не надо меня и пускать к рулетке! Как только проснулся – сердце замирает, руки-ноги дрожат и холодеют. Приехал я сюда без четверти четыре и узнал, что рулетка до 5 часов. (Я думал, что до четырёх). Стало быть, час оставался. Я побежал. С первых ставок спустил 50 франков, потом вдруг поднялся, не знаю насколько, не считал; затем пошёл страшный проигрыш; почти до последков. И вдруг на самые последние деньги отыграл все мои 125 франков и, кроме того, в выигрыше на 110. Всего у меня теперь 235 франков. Аня, милая, я сильно было раздумывал послать тебе сто франков, но слишком ведь мало. Если бы по крайней мере 200. Зато даю тебе честное и великое слово, что вечером, с 8 часов до 11-ти, буду играть... благоразумнейшим образом, клянусь тебе. Если же хоть что-нибудь прибавлю к выигрышу, то завтра же (несколько слов зачёркнуто) непременно пошлю тебе, а сам наверное приеду послезавтра, то есть во вторник.

Ф.М. Достоевский – А.Г. Достоевской

(Saxon les Bains. Понедельник 18 ноября 1867.)

...Аня, милая, бесценная моя, я всё проиграл, всё, всё! О, ангел мой, не печалься и не беспокойся! Будь уверена, что теперь настанет, наконец, время, когда я буду достоин тебя и не буду более тебя обкрадывать, как скверный, гнусный вор! Теперь роман, один роман спасёт нас, а если б ты знала, как я надеюсь на это! Будь уверена, что я достигну цели и заслужу твоё уважение. Никогда, никогда я не буду больше играть...

...И потому умоляю тебя, Аня, мой ангел-спаситель: пришли мне, чтоб расплатиться в отеле, 50 франков. Если в среду, утром рано или завтра, во вторник, вечером успеешь послать, то я получу в среду вечером и в четверг, утром, или в 6-м часу вечера, буду у тебя.

Ф.М. Достоевский – А.Г. Достоевской

(Saxon les Bains. Суббота 4 ноября 1868.)

...Милый мой ангел Нютя, я всё проиграл, как приехал, в полчаса всё и проиграл. Ну что я скажу тебе теперь, моему ангелу Божьему, которого я так мучаю. Прости Аня, я тебе жизнь отравил!..

...Пришли мне как можно больше денег. Не для игры (поклялся бы тебе, но не смею, потому что я тысячу раз тебе лгал)...

...Ангел мой, пришли 100 фр. У тебя останется 20 или меньше, заложи что-нибудь. Только бы мне поскорее к тебе!..

...Не считай, Аня, моего требования 100 франков сумасшествием. Я не сумасшедший! И порочным не считай тоже: не сподличаю, не обману, не пойду играть. Я только для верности спрашиваю...

Ф.М. Достоевский – А.Г. Достоевской

(Bains-Saxon 4-го апреля 9,5 часов вечера 1868.)

Ангел Аня, вместо меня придёт к тебе завтра, в 5 часов, это письмо...

...я пошёл играть в 8 часов – и всё проиграл! У меня теперь те же 50 сантимов. Друг мой! Пусть это будет моим последним и окончательным уроком, да, урок ужасен!..

...– Не думай, о, не думай, мой ангел, что я из 100 франков, которые ты мне пришлёшь, хоть один франк проиграю теперь!..

 

Ф.М. Достоевский – А.Г. Достоевской

(Висбаден. Пятница 28 апреля 1871 г.)

...Аня, ради Христа, ради Любы, ради всего нашего будущего не беспокойся, не волнуйся и дочти письмо до конца, со вниманием. В конце увидишь, что, в сущности, беда не стоит такого отчаяния, а напротив, есть нечто, что приобретётся и будет гораздо дороже стоить, чем за него заплачено! Итак, успокойся, ангел, и выслушай, дочитай. Ради Христа, не погуби себя.

Бесценная моя, друг мой вечный, ангел мой небесный, ты понимаешь, конечно – я всё проиграл, все 30 талеров, которые ты прислала мне. Вспомни, что ты одна у меня спасительница и никого в целом мире нет, кто бы любил меня. Вспомни тоже, Аня, что есть несчастия, которые сами в себе носят и наказание. Пишу и думаю: что с тобою будет? Как на тебя подействует, не случилось бы чего! А если ты меня пожалеешь в эту минуту, то не жалей, мало мне этого!..

...Теперь, Аня, верь мне или не верь, но я клянусь тебе, что не имел намерения играть! Чтобы ты поверила мне, я признаюсь во всём: когда я просил у тебя телеграммой 30 талеров, а не 25, то я хотел на пять талеров ещё рискнуть, но и то не наверно. Я рассчитывал, что если останутся деньги, то я всё равно привезу их с собой. Но когда я получил сегодня 30 талеров, то я не хотел играть...

...Ты для меня всё своё заложила в эти 4 года и скиталась за мною в тоске по родине! Аня, Аня, вспомни тоже, что я не подлец, а только страстный игрок...

...У меня осталось полтора талера мелочью, стало быть, на телеграмму есть (15 грошей)...

...Аня, спаси меня в последний раз, пришли мне 30 (тридцать талеров)...

...Аня, я лежу у твоих ног и целую их, и знаю, что ты имеешь полное право презирать меня, а стало быть, и подумать: «Он опять играть будет». Чем же поклянусь тебе, что не буду; я уже тебя обманул. – Но, ангел мой, пойми: ведь я знаю, что ты умрёшь, если б я опять проиграл! Не сумасшедший же я вовсе! Ведь я знаю, что сам тогда я пропал. Не буду, не буду, не буду и тотчас приеду! Верь. Верь в последний раз и не раскаешься: теперь буду работать...

Я сознательно сделал такую большую подборку, чтобы показать глубину падения. Когда-то меня упрекнул мой редактор: «Вы Достоевского в грязь втоптали». Я ответил ему, что люблю Достоевского, «как сорок тысяч братьев любить не могут». Он исследовал глубину пропасти (я так его понимаю) и дошёл до самого дна. Чтобы выбраться и рассказать.

 

  1. Эрнст Теодор Амадей Гофман. Счастье игрока. Надо читать
  2. Пушкин. Пиковая дама
  3. Лермонтов Штосс
  4. Некрасов. Преферанс и солнце

Перепечатки

1. Журнал ПОЛИТЭКОНОМИКА 


Все статьи:



Яндекс.Метрика

По вопросам рекламы обращайтесь AdminSite.

StormUS - С нами - легко!