Тел.+ 357 95 15 88 55

П. Ремизов ИСТИНЫ ОБ ИГРЕ В ПРЕФЕРАНС


Некоторые великие и полезные истины об игре в преферанс, заимствованные у разных древних и новейших писателей и приведённые в систему кандидатом философии П.Ремизовым (1)

Куплю!

– Пас.

– Удивительное несчастие... пас! 

Новейший разговор

Вместо предисловия (2)

Автор душевно бы желал подарить благосклонных читателей длинным и, по возможности, скучным предисловием, но так как в самой книге будет именно говориться о том, что можно, и даже, в некотором смысле, должно бы сказать в предисловии, то она и оставляет сию заботу впредь до более благоприятного времени, льстя себя надеждою, что почтеннейшая публика не оставит её своим одобрением (3).

П. Р.

С.-Петербург, 1 марта 1843 г.

Вступление

История преферанса

§1. Преферанс есть самая древнейшая игра в мире, что уже достаточно доказывается одним наименованием её, ибо слово преферанс происходит от глагола fero, tuli, latu, tuferre, что значит несу, отношу или сношу.

§2. По падении Западной Римской Империи игра сия перешла к народам Гальского племени. С успехами науки и просвещения на Западе она более и более совершенствовалась и наконец у французов достигла высшего своего развития. Оттуда распространилась она по всем частям земного шара, достигнув таким образом и нашего любезного отечества и получив то великое значение, в каком мы оную теперь видим.

Примечание. Во все века и во всех государствах игра сия именовалась Преферансом; впрочем, называют её ещё Преферо, Префер, Преферансик или Преферанчик, а иногда и просто Чик-Чик, но сие последнее мало употребительно.

§3. Хотя невозможно определить со всей точностью, как древнейшие народы играли в преферанс: с переговором или без оного, но по свидетельству историков видно, что и тогда уже был известен ренонс и за него ставили ремизы. Плиний Младший в одном из потерянных сочинений своих рассказывает следующее: однажды во время осады Трои Зевс, соскучив наблюдать долговременную и чрезвычайно запутанную драку людей, позвал к себе на вечер Марса и Аполлона и сел играть с ними в преферанс по копейке серебром (4). Случилось так, что он объявил рискованную игру, и, видя, что ему неминуемо приходится проиграть, снёс вместо пики трефу, т. е. ренонсировал. Аполлон заметил это и хотел уж было закричать:  «Ага! Вам ремиз!», – но Марс толкнул его ногой. Тот оставил.

§4. От игры без переговоров человечество в постоянном стремлении своём к совершенствованию перешло наконец к игре с переговором и стало играть семь, восемь и т. д. без прикупки. Честь такого открытия принадлежит исключительно изобретательному XIX веку. Впрочем, должно упомянуть, что и в наше время некоторые дикие и невежественные народы играют ещё в Преферанс без переговоров, так, напр., кафры, жители Огненной Земли и проч.

§5. Дальнейшее развитие сей игры, новые ходы и выходы, лучшие способы обремизования и проч. принадлежат счастливому потомству.

Польза преферанса

§6. Польза сей игры неоспорима и очевидна. Кроме проигрыша и выигрыша, она ещё приносит ту великую выгоду, что научает человека познавать самого себя и окружающие его предметы. Она сближает народы, укрепляет семейные и домашние связи, способствует развитию умственных и телесных сил, и что важнее всего, практически учит философии. Кто никогда не играл в преферанс, того нельзя, в строгом смысле, назвать человеком с чувствительной душой. Поставивши два или три ремиза, и в особенности в червях, мы чувствуем себя как бы просветлёнными духом и невольно приходим в сердечное умиление. В этом все историки согласны, а философы и медики советуют даже лечить преферансом некоторые болезни, так, напр.: простуду, чахотку, отчаянную любовь и проч.; ибо если достаточное количество ремизов рождает у одного необыкновенный дар красноречия, то у другого производит испарину; а есть люди, которые только отдуваются и молча лезут на стену. Таким образом, во всяком случае игра сия приносит человечеству неисчислимые выгоды.

Философия преферанса

§7. Игра в преферанс есть по преимуществу игра философская, или лучше – игра философов. Шеллинг, в одной из последних лекций своих, определяет её так: «Преферанс есть победа духа над духом и материей». И это совершенно справедливо. Ибо кто хочет постоянно выигрывать, тот должен прежде всего победить самого себя (дух), а победивши себя, он легко уже может победить своих противников (дух) и поворотить к себе счастье (материя, карты). Вообще, случай или счастье, равно как и умение, играют здесь второстепенную роль: они целью служить не могут; а потому хорошие игроки, как и хорошие герои, познаются в несчастии.

§8. Сделавши главное, т. е. определив игру философски, автор не считает уже нужным утомлять благосклонного читателя определением других её частей и тем омрачать его память, память, столь нужную для счёта козырей, взяток, выходов и для дальнейшего соображения. Книга сия посвящается преимущественно практической цели; следовательно, говоря откровенно, философские определения ни к чему здесь не годны. Вот доказательство, отчего иные философы, в особенности германские, будучи, так сказать, образцами глубокомыслия, на практике показывают себя людьми чрезвычайно ограниченными. Известно, что Шеллинг самый плохой игрок в преферанс, и раз, объявивши игру в червях, остался без двух, будучи в руке и имея сам-шест туза и даму с посторонним тузом!!! В наше время трудно этому поверить; а между тем посмотрите, какие он делает глубокие и верные определения. Например. Что такое вист? – «Формальная поверка права играющего на предъявленную игру». Что такое взятка? – «Вещественный знак формальной собственности, определяющий права играющих». Что такое ремиз? – «Ремиз есть манифестация предъявления незаконных прав на игру или на ограничение оных». Каково? Удивительно!  Другой философ, из древнего мира, Сократ, никак не мог понять, что дама сам-друг редко делает взятку. По свидетельству его учеников, он считал её за две, а при счастии даже и более. Как это случилось с человеком, уму которого поклонялась вся Греция, трудно понять.  Из поэтов более всего замечателен по своей дурной игре  Гёте, а между тем какого ума, какой душевной теплоты и глубочайших соображений исполнены письма его к графине Штольберг о преферансе!

Курс преферанса

Практическая сторона

§1.  В практическом отношении преферанс есть договор трёх сторон о взаимном друг друга ограничении или, говоря общепонятным языком, о взаимном друг друга обдувании. С первого раза определение это покажется невероятным –  спросят: как могут три стороны согласиться обдувать друг друга, т. е. обдувать самих же себя? Очень просто. Они заключают меж собой таковой договор: как только одна из них захочет усилиться за счёт двух остальных, сии последние объявляют себя врагами её, соединяются узами теснейшей дружбы и стараются всеми силами не допустить преобладание первой. Этот чудный союз, послуживший образцом для политического равновесия Eвропы, явился только в новейшее время. Коалиция не была известна древним, и Гиббон красноречиво описывает, как под конец Империи нравы римлян развратились до того, что решительно невозможно было никому ходить в вист! Каждый старался топить другого и тонул сам. В новейшие времена мы видим совсем противное: вистующие сохраняют между собой нежнейшую дружбу и только тогда топят друг друга, когда видят, что вместе с тем могут утопить и играющего. Оттого вы нынче часто услышите: «А, сам сяду, да уж и его усажу!» (т. е. играющего). Кто притом не знает, что ныне уж один из вистующих, обеспеченный своими взятками, часто сносит вернейшие (в возможности), например тузов, чтоб дать только взять товарищу!.. Такие трогательные примеры великодушия – следствие везде распространяющейся гуманности – достойны быть переданы отдалённому потомству в мраморе и бронзе! Я сам был свидетелем, как один почтенный человек, украшенный сединами и окружённый счастливым семейством, снёс от себя туза, короля и маленькую масть, чтоб только дать своему товарищу взять на валета... Побледневши, сей последний держался за него, как утопающий за соломинку, и когда был спасён, то бросился обнимать избавителя. Слёзы непритворной радости блестели на глазах его, и все присутствующие умилённо плакали...

§2. Садясь в преферанс, кроме специальных познаний должно иметь непоколебимое присутствие духа, единство цели и сосредоточенность мысли. Великая игра сия требует соединения в одном лице предприимчивости полководца, настойчивости дипломата и глубокомыслия учёного. Древние приступали к ней, очистив себя наперёд жертвой и, как говорили, – manibus puris (5). Мы, новейшие, садясь в преферанс, должны сохранять как в лице своём, так и в движениях отпечаток достоинства. Никакое тревожное или суетное чувство не должно пробегать по душе нашей. Закройте ваши помыслы непроницаемой для противников завесой. Пусть лицо ваше ничего не выражает, кроме чувства собственного достоинства, не оскорбляющего, впрочем, достоинства других. Тогда все скажут: «Какой прекрасный человек» и будут играть с вами спустя рукава.

§3. Насчёт присутствия духа и предприимчивости многие имеют весьма ложные понятия. Я видел людей, которые безумно расточают врождённую им храбрость и врываются в отчаянные игры почти без оружия (т. е. без взятки). Правда, дела их увенчиваются иногда блистательным успехом, но увы! слишком кратковременным: грозный расчёт чаще всего падает позором на голову их, опустошением на карман! Не таково присутствие духа мужа испытанного! К нему должно идти путём мышления и глубочайших соображений. Должно сказать себе: «Сажусь не для того только, чтоб выиграть, но и не для того, чтоб проиграть. Сохраню мои силы в счастии и несчастии; отниму всё, что только можно, и за своё постою до последней». Поэтому, садясь в преферанс, не только не должно хвастаться перед другими, говоря: «Я нынче, господа, обрежу вас», – но даже и подумать о том перед самим собой. Приведём разительный тому пример из древнего мира: когда Аннибал запугал римлян своими победами, они выслали к нему Фабия, старика чрезвычайно тонкого и замысловатого. Прибыв к войску, он тотчас понял, что тут силой ничего не возьмёшь. Тогда он прибегнул к хитрости и отправился в стан к Аннибалу будто бы для переговоров. Аннибал его принял очень вежливо и приказал поставить самовар. Так как дело шло уже к вечеру, то хозяин спросил у Фабия: «А что, не хотите ли в преферансик?» – «Нет, – отвечал Фабий, – я плохо играю». – «Ничего, мы сядем по маленькой». Сели и записали по XXX (6).

– Разве, – сказал Фабий, – для занимательности игры не поставить ли нам в пульку судьбу Рима и Карфагена? От этого и казна больше выиграет, и нам будет...

– Почтеннейший, – перебил его Аннибал, – оно так, казна, действительно, больше выиграет, да ведь я вас обдую...

– Это ещё не известно.

– Обдую непременно. В Карфагене я обдувал весь свет.

– Ну, это ещё не известно.

Слово за слово; поспорили. И в то время как Аннибал, ставя Фабию ремиз за ремизом, хвастал и смеялся, старый римлянин тихо взывал к богам: «Бессмертные! Сел не для того только, чтоб выиграть, но и не для того, чтоб проиграть». Между тем счастие к Аннибалу валило чертовское. «А что, а что! – кричал он в восторге. – Вот вам ещё ремиз!» – «Ничего, – отвечал Фабий, – finis coronat opus (7)» – «Какой тут finis, смотрите, я в малине». – «Finis coronat opus», – повторял упрямый старик. И действительно: под конец Аннибал как-то зацепился и поставил три ремиза. Это его взбесило. «Играю, – говорит, – в червях». И не смотря в карты, он объявил игру и поставил ещё 5; потом дальше, дальше. Кончилось тем, что Аннибал проиграл Фабию все деньги, вещи, дорожную свою шкатулку, войсковой багаж и пр. и со стыдом бежал зимовать в Капую (8).

§4. Насчёт глубокомыслия можно сказать только одно: наблюдайте ваших противников так, как будто бы вы доктор душевных болезней, т. е. старайтесь прежде всего узнать – кто они такие; чин, имя и фамилию каждого; сколько от роду лет; какого поведения; женат ли и на ком; обладает ли даром красноречия или только просто даром слова; употребляет ли горячительные напитки и в какой мере; не начальник ли? если начальник, то каков с подчинёнными, а если подчинённый, то как аттестуется  начальством; и не было ль в жизни его особенных каких-либо происшествий? Ибо иному стоит сказать раза три: «И я куплю», чтоб заставить его проиграться; а другого не собьёшь с толку даже рассказом о том, как Наполеон бежал из России.

§5. Не развлекайтесь в игре никакой земной страстью или суетным помыслом. Если вы женатый человек, лучше, чтоб жена была подальше; но, впрочем, оставлять её одну дома признаётся не всегда благоприятным.

§6. Кто чувствителен к прекрасному полу или страстно любит музыку, советую садиться там, где нет сквозного ветра. Иначе успех игры сомнителен.

§7. Преферанс не любит голода; но засорение или обременение желудка также вредит игре. Вот почему очень не худо иметь в отдалённой перспективе некоторого рода приятную закуску.

§8. Преферанс именно такая игра, которая более всего любит обворожительные поступки. Поэтому благоприличие – первое её условие. Для неё одевайтесь просто, но со вкусом; говорите с изяществом и красноречиво. Высокий слог имеет здесь настоящее своё употребление. Избегайте слов неблагородных и, так сказать, неделикатных, например: облупили, свистнул, бубняшки, в жилку и проч.

§9. Если вы кого-нибудь обремизите, покажите ему искреннее сожаление. Через это игра к вам пойдёт ещё лучше, но надо, чтоб сожаление было искренним. Некоторые народы, например китайцы, после каждого ремиза обнимаются и лобызают друг друга.

§10. Когда вы благополучно окончите пульку и увидите, что противники, обыгранные вами, встают из-за стола с несколько мрачными физиономиями, справедливость требует рассказать им какой-нибудь приличный анекдот не слишком весёлого, но и не вовсе печального содержания, к которому бы тонко и деликатно примешивался намёк о превратностях судеб человеческих.

§11. Если и на вашу долю придётся поставить ремиз, покажите вид, что вы этому рады; даже не худо обрадоваться и в самом деле. Через это получите вы новые, необъятные силы! Нибур рассказывает, что один римлянин по имени Муций Сцевола мог не поморщась сыграть целую пульку, когда в течение её не приходила к нему ни одна игра, ни даже на вист!

§12. После порядочного проигрыша эмпирики советуют читать Канта; Присниц в сём случае предлагает обливание холодной водой; но оба сии средства мало действительны. Ныне почти всеми признано, что после проигрыша полезнее всего углубиться в созерцание красот природы или сесть на следующую пульку.

§13. Приходить же в ярое неистовство, падать со стула или кататься по дивану; вопить и клясться; также рвать на себе манишку и галстук, а равно вырывать из головы волосы почитается крайне неприличным. Испытавшие сие долговременным опытом уверяют, что это притом и совершенно бесполезно.

Специальные познания и уменье

§14. Специальные познания, более или менее известные каждому из практики, можно почерпать ещё из многих учебников преферанса. Что же касается до уменья, то оно даётся частью природой, частью приобретается навыком и долговременной опытностью. Здесь можно сказать только одно: играйте не только с уменьем, но и с чувством. Например: если вы имеете верные взятки и надеетесь ещё обремизить противников, не худо, бросая свою карту, несколько пристукивать ею: это внушает другим страх и смешивает их соображение. Если же вы видите, что сами с ремизом, бросайте карту так, чтобы она, падая на стол, закружилась несколько раз: действие сего понятно.

Терминология

§15. Все народы имели достаточное понятие о том, что такое пики, трефы, бубны, черви, сыграл, вист, ремиз, ренонс, пулька и проч.; но, смотря по климату, почве земли и обстоятельствам, называли это иногда по-своему. Так, например, римляне не говорили: «пропал», или «я без одной», или «ну, господа, поздравьте меня с ремизом», а говорили: «mortus sum». Оттуда известное mеmento mori, т. е. помни ремиз. Мы, например, говорим: «пошёл», или «вист», или «попробую», или «была не была», а Катон, идя в вист, обыкновенно говаривал: «Delenda est Carthago». Другой стоик древнего мира, когда у него бывала верная игра, всегда говорил: «Omnis mecum porto».

§16. В преферансе с незапамятных времён всегда существовало 10 взяток. Греки, любившие всё обожествлять и персонифицировать, полную преферансовую игру олицетворили в Аполлоне с девятью музами. Очевидно, что это было не что иное, как десять в червях: Аполлон – туз, Мельпомена – король и т. д. Оттуда и предание, что музы услаждают жизнь человеческую. Римляне, всё переносившие в право, то же самое понятие выразили в законах, изобразив их на досках или таблицах, коих было первоначально десять; а две прибавлены впоследствии для обозначения прикупки.

§17. Прикупка также существовала у всех народов, но так как в древние времена искусство книгопечатания было ещё не известно, то карты составляли народное богатство (9). На Олимпийских играх преферанс составлялся всегда из трёх первенствующих времён. Оттого похищение прикупки, неминуемо прерывавшее игру и разрушавшее благосостояние народов, в древние времена было причиной многих войн и несчастий. Мифы по сему предмету чрезвычайно многочисленны: так, например, похищение Европы, похищение Елены и проч.; но самый большой и разительный – это миф Прометея. Известно, что Зевс, желая усладиться такой игрой, от которой бы оба противника его поставили по два ремиза, однажды, когда пришла его очередь сдавать, сдал себе отличнейшую игру, а в прикупку положил двух тузов, червонного и пикового. Прометей подметил это и похитил прикупку. Зевс велел его приковать к Кавказу (10).

§18. Из терминов, употребляемых в преферансе, только один с самых древнейших времён и до наших сохранился неизменяемым – это глагол обдувать или надувать. По розысканиям новейших учёных видно, что в Греции самым почётным лицам давались, например, такие прозвания: Надувало, Продувная бестия и проч.

§19. Наконец, единственная вещь, о которой древние не имели даже предчувствия, вещь, которая прославит XIX в. и поставит его выше всех предшествовавших как начало великой гуманности, это – консоляция. Трудно представить себе что-нибудь гуманнее этого; а между тем и в наше ещё время не все народы приняли и усвоили консоляцию! Другие ограничивают её стеснительными положениями и записывают по мастям... Не должно приписывать этого ничему иному, как только испорченности натур в период переходного состояния. Будем надеяться, что последующие поколения упрочат и разовьют повсеместно это начало и готтентоты также станут записывать в консоляцию по десяти за каждый ремиз, как делают это ныне образованные европейцы.



(1) Ремизов - псевдоним. Об авторе см. раздел «Галерея портретов», статья о Кульчицком.

(2) Текст печатается с микрофильма. Оригинал хранится в Музее Книги Российской государственной библиотеки (бывшая ГБЛ). Издано в СПб., в типографии К. Жернакова в 1843 г. На титульном листе– рукописная надпись: «Печатать позволяется с тем, чтобы по отпечатании представлено было в Цензурный комитет узаконенное число экземпляров. С.-Петербург, марта 15 дня 1843 года. Цензор П. Корсаков».

(3) Цитируется с сохранением стиля, и даже, где это не затрудняет понимания текста, с сохранением орфографии, характерной для эпохи создания произведения.

(4) Тогда деньги были очень дороги. (Примеч. авт.)

(5) Тогда записывали римскими цифрами. (Примеч. авт.)

(6) Тогда записывали римскими цифрами. (Примеч. авт.)

(7) Конец делу венец (лат.).

(8) См.: Тит Ливий. Книга III. С. 281. (Примеч. авт.) (разумеется, это примечание – вымысел Кульчицкого).

(9) Павсаний говорит, что в его времена колода карт, коей не прошло ещё 100 лет, ценилась в 400 и 500 талантов серебра. (Примеч. авт.) (это примечание – также вымысел Кульчицкого).

(10) Новейшие германские учёные миф Прометея изъясняют ныне несколько иначе. Они говорят, что, славясь в древности отличным игроком в преферанс, Прометей схватился раз с самим Зевсом и оставил его без трёх, а по уверению других, даже без четырёх. (Примеч. авт.)


Все статьи:



Яндекс.Метрика

По вопросам рекламы обращайтесь AdminSite.

StormUS - С нами - легко!