Тел.+ 357 95 15 88 55

Зговор


Батурин Пафнутий Сергеевич 

Зговор

СПб., 1783

Булдырхин: Нет, брат, я попрошибся было и гораздо, однако поотъелся опять; а то возьми в рассуждение! Весь было проигрался. (стр. 24)

Домоседов: Что тебе; тебе всё ничего: ты в один день можешь отыграться и проиграться.

Булдырхин: Чего, братец, я вчера после тебя хорошо было выиграл; да одна проклятая карта мне большую разницу сделала: выиграла мне семёрка от пятисот полторы тысячи, я загнул двойку на три, она выиграла; я взял пятьсот и пустил даму на пять тысяч, убили! представь себе какое несчастие! А хотел ставить короля, уже совсем в руках его держал, да вдруг как чёрт толкнул, даму поставил. (стр. 24)

Милена: Я один раз имела случай видеть собрание ваших игроков, и уверяю вас, что я ничего скучнее не видывала; тихость и молчание, которые вокруг их царствуют, прерываются только одними спорами и упрёками. (стр. 33)

Драгим: Если бы вы знали, как игра с красотою не согласна, вы бы ещё более её возненавидели. Я часто с удивлением примечал, как одна карта может обезобразить лицо женщины: от этой несчастной карты тень её подобная розам поблекнет, блеск глаз потускнеет, приятности, окружающие уста, черты, украшающие весь образ её, словом, все прелести, которые минуту назад делали её приятнейшим творением естества, испугавшись, её оставляют, а гнев, досада, злость, заступя их место, представляют её наигнуснейшею фурией. (стр. 33)

Драгим: Это ещё не всё, сударыня, прибавьте к этому отчаянные восклицания, так увидите, какую картину изображает женщина страстная к игре. По чести, сударыня, мне случалось слышать совсем не дамское слово, выпущенное из уст одной красавицы, которая страшным взиранием к небу уже более пугала, нежели пленяла прелестными своими глазами. (стр. 34)

Булдырхин: Вы можете сами заключить из того, как моя любовь к вам непомерна: что уж мне ни виск, ни фаро, ни три и три, ничто на ум не идёт! Представьте себе, что за игрой-то всё о вас думаю, коли в виск играю, то ошибаюсь, а коли бантирую, то и руте не помню. (стр. 39)

Булдырхин: Как я давеча игру-то в три и три проиграл, так удивительно!

Добромыслов: А где играли?

Булдырхин: Играли в клобе. Представь себе, три матадора, краля сам-семь в сюрах и бубновый король! Что бы ты сделал? (стр. 44)

Добромыслов: Мне кажется, что много ошибались господа мудролюбы, которые писали, что равенство в людях совсем невозможно: они не знали, что тому способом могут быть карты, кои делают всех равными. (стр. 45)

Драгим: <...> я имею об игре особливое мнение, которое меня отвлекает от прилежания к ней. Между нами сказать: игра ни что иное, как орудие разорения знаменитой части общества, претерпевающей от неё следствия более или менее плачевные <...> Кажется, я о ней много размышлял и действия, происходящие от неё примечал. Состояние несчастного игрока ни с чем сравниться не может: печаль, грусть, раскаяние, надежда и отчаяние смущают ежечасно дух его: время его тщетно протекает; разум его ослабевает. Если же когда счастье ему поблагоприятствует, то, помышляя, что он мог бы ещё более выиграть, никогда полным удовольствием не наслаждается; напротив, когда проигрывает, печаль более меры его проигрыша ему прискорбна и при редких его выигрышах никогда не истребляется, отчего сокращаются дни его, которые бы без игры могли быть или продлительны, или спокойны (стр. 48)

Рассуждения: Игра и государство, наука, просвещение (стр. 49)

Игроки: Чужехват, Банкомётов, Домоседов, Простодушин, Промоталов, Загибалов, Картолюбов, Злосчастин. (стр. 64)

Банкомётов: Правду сказать, лучше тебе держаться старой твоей жены, дамы бубновой. Поди-ка, повидайся с нею, я тебе банк сделаю. (стр. 72)

 

Фрагменты набраны мной во время работы с коллекцией А.С.Перельмана

(примеч. ДЛ)


Все статьи:



Яндекс.Метрика

По вопросам рекламы обращайтесь AdminSite.

StormUS - С нами - легко!