Тел.+ 357 95 15 88 55

Леонид Леонов. ВОР


ЛЕОНИД ЛЕОНОВ.

ВОР.

 Роман.

Цитируется: Л. Леонов. Вор. Роман. Издательство

« Художественная литература» Москва. 1975.

 

<...>

Я же... – и тут Манюкин подбоченился,– смеюсь да потрепываю этак моего Баламута по щеке. «Трамбабуй ты, граф, говорю, право, трамбабуй! Я вчера пол Южной Америки в карты проиграл... со всеми, этово, мустангами и кактусами, а разве я плачу?»

– Как же ты её проиграл? – недоверчиво протянул Николка, отирая пот с лица и с подозрением косясь на прочих слушателей.

– Обыкновенно-с, в польский банчок! Трах, трах, у меня дама – у него туз! Получайте, говорю, вашу Америку. Признаться, целый месяц чертовку проигрывал, велика! – отбился Манюкин и мчался далее, не щадя головы своей. «А ты, трамбабуй, из-за кобылы сдрюпился? Брось реветь. Член мальтийского клуба, и государственного совета, и ещё там чего-то, а ревёшь, как водовозная бочка!» А по секрету вам признаться, я с одиннадцати лет со скакового ипподрома не сходил: наездники, барышники, цыгане – все незабвенные друзья детства! Обожаю красивых лошадей и, этово... резвых женщин. (Стр. 29)

<...>

...– Пойдём, сам удостоверься, как мытарит он меня! – и настойчиво тащил сочинителя в соседнее с увесистой дверью и сверх того охраняемое мордатым парнем помещение, дабы ничто не мешало сосредоточиться в игре. Игорная комната выглядела поскромнее остальных, даже не без оттенка деловитости, чтобы не задерживались без надобности. Только за двумя фальшивыми, в зелёных гардинах, окнами красовался такой же нарисованный горный ландшафт, наверно с целью просвежения накуренного воздуха – равно как находившееся вблизи бывшее растение – пальма, врубленная прямо в пол. Впрочем, до сходства с дерюжкой вытоптанный ковёр устилал здесь комнату, тогда как в предыдущей пол для удобства гостей был просто усыпан опилками.

В прокисшем слоистом табачном дыму, за зелёным сукном заваленного комкаными бумажками стола играл Митька, – сочинитель сразу опознал его сзади по окаменелой прямоте спины. Кучка уже общипанных, вышедших из состязания зрителей с мрачным восторгом созерцала, как тот спускал последнее маленькому, затравленного вида человечку в целлулоидном воротничке и с выражением такого отчаянья в лице, точно летел в преисподнюю. Состоя при Артемии Корынце в должности подпольного адвоката и мудреца, тот приходил сюда приработать на харч от щедрот иного загулявшего жигана, но вот поскользнулся на удаче и теперь явно, на виду у всех погибал от нахлынувшего счастья. Прочие стояли кругом, он один сидел.

Прихотью картёжной фортуны он не первый уже час бил чуть не каждую ставку, игра шла в очко. Время от времени, озираясь и роняя кредитки на пол, он принимался рассовывать по карманам часть выигрыша, чтобы не возбуждать в наблюдателях опасные страсти, в особенности зависть, а пуще всего – естественные подозрения, и все порывался встать с разбегу, но неизменно чья-то длинная рука – лампа низко свисала над столом, и окрестность пропадала в потёмках – небрежным нажимом в плечо возвращала банкомёта на место.

– Теперь баста, теперь будем ужинать на мой счёт, а то не могу я больше, понимаете... ну, по техническим причинам! – взрывался он, обливаясь потом изнеможения и страха. – Я же до некоторой степени тоже человек...

– Банкуй, Пирман, – тихо и повелительно звучал надтреснутый Митькин голос. – Карту, чёрт...

И банкомёт с ненавистью тасовал колоду, поглядывая на своих мучителей, державших руки в карманах, – замедлял сдачу карт, прикупал к девятнадцати, лишь бы обойти, обидеть, обмануть своё жизнеопасное счастье.

В чаянии обогатиться бесценными подробностями, Фирсов пытался локотком протиснуться поближе к столу, – на него грозно зашикали, и он застрял в обступавшем кольце.

– Много спустить успел? – шёпотом спросил он у Саньки.

– В том и беда, потерял он свою долю, что добыл накануне. Третью Артемьеву тысячу докручивает... и, махнув рукой, огорченно выбежал из комнаты. (Стр.175-176)

<...>

– Итак, сижу раз вечерком у себя на Кронверкском, в одиночестве, вокруг обступила туманная санкт-петербургская тоска. Беру телефонную трубку: «Нацепите мне, ангел мой, гвардии поручика Агарина! Мрси... Ссаша, ты ли?» – «Я, – отвечает заспанным голосом, а от самого винным перегаром так и разит. – какой там оборотень покою не даёт?» – «немедленно, приказываю ему, – подымайся с кровати, марш в сапоги и кати ко мне... Махнём-ка, братец, малость поупражнять руку, чтобы не отсохла без применения!» Четверть часа не прошло, Сашка Агарин передо мной в натуральную величину: кантики на нём, бантики, аксельбантики. «Куда направим путь?» – «В клуб, говорю, кстати, там омары появились, девятое чудо света! Летим по лестнице через ступеньку вниз, улица распахивается по сторонам, врываемся: так и есть, наши в шменку дуются. Мы моментально к столам, – «карту, банкомёт», и к утру Сашка полтора родовых поместья спустил, а я бабушкины бриллианты на мелок записал. (Стр.181)

<...>

Он щупает меня глазами, замечает смертельную решимость, догадывается, в чём дело, и начинает заметно для глаза, трепетать этими, как их?.. ну, всеми фибрами своего адского существа. «И вот – предлагаю ему на выбор, – либо будем сейчас же играть на неё, эту пленённую тобой красоту, которой ты всё равно не можешь оценить, либо прыгай пулей к потолку!» Он вдруг хохотать, кадык скачет и свиристит, ровно канарейка в глотке бьётся. «А что поставишь?» – хрипит раздирающе. «Кузнецкий мост ставлю в Москве!» – вскричал я, бледнея от страсти. «Нет, усмехается, моя дороже». «Большой театр мазу!» «Мало». – «Душу ставлю, чёрт!» – сказал я тихо и поднял указательный палец в знак предупреждения. Тут он сдался... «Давай, сипит, в польский банчок, на семнадцатую!» Как раз семнадцать лет тому небесному созданию! Мечу, два лакея колоды распечатывают. Право – лево, право – лево... бац, две дамы. Вторая колода, наново, трах, пятнадцать, шестнадцать, две десятки. Сашка шипит сбоку: «Отступи, байстрюк, отступи, – крахнешь: они же на шомполах там нашего брата жарят!» Я всё мечу, лица на мне нет... лица нет... лица...

Что-то непоправимое случилось в этом месте с Манюкиным. Остановившимися глазами он глядел прямо перед собою и, по-видимому, не понимал обстановки, а из его раскрытого рта вырывалось подавленное рыдание. (Стр.183- 184).

 


Все статьи:



Яндекс.Метрика

По вопросам рекламы обращайтесь AdminSite.

StormUS - С нами - легко!